English
ДНЕВНИК ЭКСПЕДИЦИИ "АНТАРКТИДА 2018-2019"

17 сентября 2018, Екатеринбург.

В пятницу улетать с Николаичем в Москву, там куча дел, докупить разную техническую мелочёвку, собрать личное шматьё, что валяется по домам, дачам и деревням, которое можно отправить морем, а не таскаться с ним по аэропортам. Грузовик добыть из Екатеринбурга в колыбель революции (переворота 17-го года), в порт не так просто, все хотят ехать только в Москву. Брокер жаждет увидеть документы на вездеходы, а у меня их нет, и взять неоткуда. Самострой, слава Богу, что не запрещённый. Вспоминаю, как перебравшись через Берингов пролив с Аляски на Родину, в посёлке имени Шмидта (джентльмен, который ухитрился утопить ледокол, за что и стал национальным героем) к нам подошли два до полнейшего неприличия упитанных полицейских капитана и попросили: "А документики на машинки можно?", на что я им доверительно сообщил, что машины угнаны на Аляске и теперь своим ходом перегоняются к месту продажи. Так и на таможне придётся объяснять офицерам, что в жизни пока ещё встречаются вещи без документов, хоть это и очень нехорошо и бороться с этим порочным явлением надо до полного его искоренения. В общем, процесс на таможне предстоит творческий, я бы сказал, захватывающий.
А пока устанавливаем на прицепах мачты для передающих терминалов, по вечерам идёт покраска прицепов, краска настолько ядовитая и вонючая, что вытяжка в помещении не справляется и, кроме маляра, находиться там никому больше невозможно. Вес караванов растёт каждый день, хоть плачь. Ежеминутно вспоминаем, а вот это забыли, да и вот то необходимо взять... Вечерами (после 23-х) на ютубе смотрю разные ролики, как тойоты лихо бороздят просторы Южного континента, рассказывая при этом о страшных застругах и сыпучем снеге. Ездят они все почему-то на авиационном керосине в смеси с моторным маслом, чем это лучше хорошей солярки понять я пока не в состоянии. Пожуём - увидим.
Дамы, которые по ночам охраняют наш с Николаичем покой, сушат сухари и таскают Николаичу зелень с огорода, в рамках профилактики неизбежного авитаминоза. Обиход покорно поглощает полезную клетчатку, говорит, помогает. Я, как человек деликатный, спросить не отваживаюсь, от чего? Так и живём. До отъезда в Москву - три дня, работы на восемь лет...

Ваш В. Елагин.


15 сентября 2018, Екатеринбург.

Муви-люди (так мы называли операторов в Гималайской экспедиции на Канченджангу) запустили сегодня в работу свои тазы, спутниковые терминалы Open Port, что-то куда-то передали и, удовлетворённые, отбыли восвояси. Мы же продолжаем с маниакальным рвением искать недостатки в машинах, устраняем их, снимая тем самым острую фазу приступа, но период этот недолог, вновь находится какой-то недостаток и всё повторяется. Дни летят, развязка близится, таможня требует подробные списки содержимого наших ящиков и бочек, причём детальные, словосочетания типа "набор ручного инструмента" категорически не приветствуется, то есть могут "не дать добро", поэтому пишем, пишем. Желательно, чтобы всё было б/у, когда же я в разговоре с брокером заикнулся о запчастях, которые не хотелось бы брать б/у, он очень загрустил и поведал, что запчасти - это вообще отдельное оформление и не совсем простое. Короче, опять сага о Таможне. Выехать труднее, чем доехать. Чтобы засыпалось и спалось лучше перешли с Николаичем на Иван-чай, но всё равно сон нервный. Хочется верить, Белое Безмолвие подлечит нервишки, особенно если рядом храпеть не будут. Но это я уж слишком размечтался. Местные мужчины, колдующие над нашими вездеходами - просто спасители, без них нам подготовку караванов было бы не одолеть. Некоторые прониклись задачей настолько, что тоже ночами мучаются. Работают часто семь дней в неделю с 8-ми до 8-ми, а то и до полуночи. Люди в теме, ведь это коллектив компании "Вездеходы Макарова", объяснять ничего не надо, после краткого обсуждения как делать, начинают молча работать. Работают с огоньком, под громкую эстраду, тем самым приучая нас с Николаичем стойко переносить тяготы и лишения. Надо доложить, что ежедневно повторяющийся репертуар, в сочетании с со стуком молотков, шумом болгарок, треском электросварки возможно, воспитает у нас стойкость, если дотянем живыми до завершения работ. Я глуховат, и это спасает.

Такие дела. Ваш В. Елагин.


13 сентября 2018, Екатеринбург, ветра и дрейфа нет. Обновлённый Емеля Обновлённый Емеля

Cегодня к нам приехали трое участников экспедиции, режиссёр Кристина Оганесовна Козлова и операторы Денис и Александр. На день раньше прибыл Евгений, мастер по наладке и установке передающего ТВ-комплекса, с помощью которого ведущий будет будет рассказывать трудящимся в зимней России как проистекает жизнь летом в антарктике. Последние деньки перед отправкой машин в Петербург - всё напрягается, всплывают всякие мелочи и этой гадостью голова забита постоянно, невозможно сосредоточиться на серьёзных проблемах, подумать о том какой красавицей, по слухам, стала Москва, такая далёкая, почти что призрачная отсюда, с далёкого Уралмаша. Бесконечные списки запчастей, инструментов, одна только туалетная проблема мозг вынесла, ведь всё, абсолютно всё, съеденное нами за два месяца, мы должны будем вывезти за пределы Южного континента. Надеюсь, хоть на Родину не заставят всё это тащить, там и так этого добра завались, было бы с кем бы поделиться нашими традиционными технологиями. А если серьёзно и по существу, затевается автономный пробег протяжённостью больше 6000 км и опытные люди опять крутят пальцем у виска, отчего только распаляя в нас инженерный азарт подготовить технику так, чтобы успешно одолеть эту дистанцию не провалившись к тому же в трещину и не переругавшись. Собираюсь опять вести дневник, выкладывать его на нашем сайте. Одна из основных забот на сегодня - проблема трещин, их не так много, но они есть и даже одной, гостеприимной, может оказаться вполне достаточно, чтобы серия репортажей внезапно оборвалась. Спутниковых снимков нет, георадар - сонар требует мало того, что квалифицированного оператора, ещё и очень замедляет темп движения. Те, кто ездят к Южному полюсу от Новолазаревской, пользуются известным путём, накатанным неоднократно. Наша же дорога от Ново (посадочная полоса неподалёку от Новолазаревской) к Полюсу относительной недоступности лежит в стороне от хоженых путей, по ней проехали один раз, лет этак 60 назад и в ту безGPS-ную пору точно положить на карту пройденный путь не представлялось возможным.

Такие дела. Ваш В. Елагин.