English
Дневник экспедиции "Антарктида. 200 лет открытий"


18 января 2019, S 69°23', E 11°49'. Оазис Ширмахера. Новолазаревская Птенец Нападение

Станция Новолазаревская, старая территория, используется (или принадлежит) ЮАРовской компании ALCI в качестве гостиницы для перевалки туристов и работников самых разных полярных станций, прибывающих в Антарктику через "аэропорт" NOVO. Болтаемся по окрестностям третий день, делать нечего, пишу дневники. Разговаривали с водителями Тойот от компании Arctictrucks, ходившими с топливом на 83-й градус, там ежегодно организовывается топливная подбаза как для самолётов, так и автомобилей. Из их рассказов выходило, такая Тойота с одним прицепом расходует на сложных участках до 80л/100км. Стоят эти красивые машинки под стать внешности, 4х4 – 250 000 у.е., 6х6 – 300 000. Бывает, ломаются, даже астрономическая цена защитить от поломок не в состоянии. Пельш сегодня ночью от нас улетел, мы осиротели. От отчаяния пошли гулять в сторону индийской станции Мэйтри. Идти туда часа полтора, дорога, по местным меркам, живописная и вместе с тем небезопасная. Прямо на тропе, не найдя, видимо, более подходящего места, устроила себе гнездо чета поморников. Гнездом в настоящем смысле этот кусочек фанеры, на котором возлежит их пушистое чадо мог бы только обладатель богатой фантазии, что не помешало родителям защищать его со всей силой родительских чувств. Сделав несколько кадров их атак на Николаича и запечатлев птенца, мы, сохраняя по возможности боевые порядки, отступили. Индусы встретили нас доброжелательно, через пару минут появился шеф, повёл к себе в кабинет поить индийским чаем. Ему 29 лет, отзимовал, скоро домой. Средний возраст сотрудников у него на станции - 35 лет. Станция построена в 1989 году и это заметно, вскоре собираются её обновлять. К ужину вернулись в гостиницу где нас порадовали известием, что прилетает босс ALCI и нам настоятельно рекомендуют выметаться. Мест достаточно, но в одном доме с нами жить господину Калязину не позволяет его высокий социальный статус. Соотечественник, ничего удивительного. Национальный код не изменила даже долгая жизнь за границей. Вот на такой возвышенной ноте заканчивается наше пребывание на ледяном континенте.

Ваш В. Елагин.


13 января 2019, станция Прогресс. Емеля в Прогрессе Дуглас

Завтра Василий Великий. День моего ангела, с чем себя и поздравляю! 12-го погрузили машины на пароход "Академик Фёдоров". Вертолётом. Прилетел на судно, Обиход с Макаровым машины к вертолёту цепляли на Прогрессе. С борта «Фёдорова» была хорошо видна толщина льда в заливе, где стоял корабль, позволявшая запросто, безо всяких рисков подъехать к судну и встать под погрузку его подъёмными кранами минуя вертолёт. Пять рейсов вертолёта, часа полтора, если не больше, его работы стоят денег, и судя по косвенным признакам, не самых маленьких. Основная причина, на мой взгляд, это желание отделаться от нас минимальными рисками, телевидение, однако, чем от них дальше, тем спокойнее. Машины загрузили в трюм, я показал, за что можно цеплять чалки и вечером вертолёт отвёз нас назад на станцию. На пароходе простудился, был одет совсем легко, а тут ветерок бодрящий, сходил к доктору, дал каких-то таблеток, ем их и выздоравливаю. Завтра вылетаем ещё нестарым, ему нет ещё и 80 лет, Дугласом (DC-3) с новыми моторами на Новолазаревскую. Лететь 7 часов, без дозаправки, говорят пилот такой опытный, другие на этом же аэроплане обязательно делают промежуточную посадку-дозаправку. Самолёт принадлежит канадской компании Kenn Borek, специализирующейся на обслуживании высоких широт в обоих полушариях. В Союзе когда-то этих самолётов было много, назывались они ЛИ-2 и летали по всему Северу. Потом умные большие начальники (они у нас всегда умные, по определению) заявили о наступлении эры реактивной авиации, все эти ЛИ-2, ИЛ-14, АН-2 и пр. были порезаны-сданы на лом, до чего канадцы не допёрли, а поменяли на них двигатели, оснастили современной электроникой, и старички летают там, где современные самолёты с их высокими взлётно-посадочными скоростями не годятся. Шасси им, будь то колёса, лыжи, поплавки или тундровые колёса, годятся все. Вот так, мы снова сумели обмануть весь мир и даже себя. У РАЭ (Российской Антарктической Экспедиции) своих самолётов нет, оплачивают каждый полёт отдельно, в отличие от китайцев или немцев, прикупивших себе по такому трудяге.

Всем привет. Ваш В. Елагин.


10 января 2019, станция Прогресс. Купание в озере Обиход на берегу океана Хохлуха Тюлений пляж На китайской станции

Действующие лица те же. Что произошло за эти несколько дней нашего пребывания на Прогрессе? Главное: механики наконец выспались. 7-го была хорошая ясная погода с плохим прогнозом на несколько следующих дней, поэтому в Рождество Христово, отложив все дела, отправились гулять по окрестностям в сопровождении доктора Игоря и начальника Востока, отбывшего зимовку и ожидающего транспорт домой, в Петербург. Сходили к озеру, искупались, фотографировали. Вечером отправились на берег, на лёд, подошли к тюленьему семейству. Родители на нас - ноль внимания, детки с любопытством на нас глазели. Станция большая, новая, всё хорошо, особенно на электростанции, ДЭС, как их здесь зовут. Многоконтурная система отбора тепла от дизелей с использованием его для отопления делает Прогреесс экономичней большинства наших станций в Антарктиде. Быстро восстановили полный привод красной машине, вычистили оба вездехода, подготовили прицепы к перевозке их на судно вертолётом, и уложили внутрь машин всякий негабаритный груз, например, дышла прицепов. 10-го января всё было готово, ждали пароход, чтобы самим проконтролировать погрузку на судно, главное, раскрепление машин в трюме. Питание на станции так себе, за продуктами бывает, ездят одалживаться к китайцам, благо до их станции не больше километра. Станция китайская немногим больше нашей, на стенах тоже висят портреты вождей, а работника, проводившего с нами экскурсию, сопровождал не представившийся востроглазый юный джентльмен, явно их КГБ-шник, впрочем, и на Амундсен-Скотт, улыбчивую американку, проводившую для нас экскурсию, сопровождала другая улыбчивая американка, тоже востроглазая. Похоже, время такое непростое или у нас на лицах что-то шпиёнское написано-нарисовано. На мой взгляд, они русские лица дешифровать не умеют, на наших был всего один вопрос, где же магазин, купить наконец, истосковавшимся сердцам чаю. Проходя мимо китайской столовой не удержались и намекнули сопровождающим, неплохо бы мол, попробовать настоящей, посконной китайской еды. Попробовали, понравилась, даже Николаич заулыбался, хотя последнее время что-то посуровел, у меня и фотография есть, успел схватить светлое мгновение. Основная задача станции Прогресс - обеспечение жизнедеятельности Востока. Грузы на Восток раньше таскали Харьковчанки, Хохлушки в народе, их заменили теперь ретраками Kassbohrer, у них отменная проходимость, при хороших тяговых характеристиках. Поход на Восток занимает теперь месяц в оба конца (это 3000 км) вместо 3 месяцев во времена «железных походов» на Хохлухах. Но эта новая техника требует и большего к себе внимания при меньшем героизме, героический же наш народ перестраивается, но не самыми высокими темпами. Ретраки также очень эффективны в расчистке снега на Востоке после зимы, говорят, заметает только что не вместе с флагом, идентифицирующим государственную принадлежность этого поселения отважных. Примерно треть топлива, буксируемого с Прогресса в сторону Востока, расходуется самими тягачами. У американцев полезный выход повыше, их трактора расходуют четверть буксируемого топлива, но у них ухоженная дорога, а не след, и метров на 700-800 меньше средняя высота маршрута. Вернёмся всё же к Прогрессу. На станции есть библиотека, бильярд, тренажёры, баня, ВЕСЫ, из вхождения на которые стало ясно, что за поход мы все похудели и тамбур-курилка, в невыносимый смрад которой погружаются на несколько секунд все входящие в главное здание, хороший тренажёр по задержке дыхания. Сам начальник, Воеводин Андрей Васильевич, говорят, опытный дайвер, ныряльщик по- нашему, помогает похоже, регулярная задержка дыхания. Телевидение на всех наших станциях в Антарктиде показывает только программы ВГТРК, то есть никогда не кончающиеся "60 минут" да Соловьёва с Киселёвым. Остатки защитных сил в народе ещё сохранились, на станции есть внутренняя сеть и в ней спрятались вполне хорошие документальные фильмы, так что можно от первого ящика переместиться ко второму. Антарктида далеко и есть надежда, что киселёвы-соловьёвы через ТЕЛЕКРАН не заметят предательства. Животных и живых растений на антарктических станциях держать нельзя, запрещено, за исключением небольших огородов на гидропонике в специальных помещениях с плотными дверями и ограниченным доступом лиц. Огородик такой мы видели у американцев, есть он и на Прогрессе.

Такие дела. Всем привет. Ваш В. Елагин.


06 января 2019, S 69°23', E 76°23' ODO 5570км. станция Прогресс. На память о Востоке Дорожный указатель Пельш ищет... Газушка страхует Макаров и Южный океан Вот и Прогресс

Ветра почти нет, тепло, около 0°С. Прибыли сюда к вечеру, не без приключений, но обо всём по порядку. Вышли с Востока 01.01.2019 около половины седьмого вечера. Провожала вся станция, пытались совать какие-то продукты в дорогу, и это при том, что самим жрать почти нечего, мы были очень тронуты. Народ абсолютно безпафосный, как собственно, всегда и есть в местах, где существовать-выживать-работать действительно непросто. Наконец оторвались, и, курс на Север! Дорога от ежегодных караванов c Прогресса, "походов", как их здесь называют, видна хорошо, GPS'ом пользуюсь только посмотреть скорость, путь пройденный и предстоящий. Это, конечно, не совсем дорога, скорее след, переметённая снегом колея, но в любом случае ехать по ней значительно лучше, чем по целине, машины идут ощутимо легче, кое-где переходим на IV передачу. Расход топлива упал очень сильно, хотя высоту местами даже набирали с 3400 м в районе Востока до 3900. Похолодало, но не ужасно, всего-то примерно до -45°. Утром 4-го января в зелёной машине тосол в радиаторе превратился даже не в кисель, а в студень, и это при том, что этикетка производителя(LUKOIL) обещала нам беззаботную жизнь до - 80-ти градусов. Красную машину миновала чаша сия, она была поставлена к утреннему солнцу под более удачным углом и, видимо, этого хватило для сохранения этой чёртовой жидкости в работоспособном состоянии. Два часа времени потеряли на разные прогазовки и прогревание радиатора высокотемпературной горелкой с риском прожечь его. Про нервы уж и вовсе говорить не приходится, из красной машины ощутимо пробивались волны нервозности, ослабляли их немного только алюминий корпуса и закон физики, по которому их мощность изменялась обратно пропорционально квадрату расстояния. Наконец, заработало-зациркулировало, поехали. Ехали хорошо, км по 280-300 в сутки, был, кажется день даже 330 км. Как только высота упала до 2500 м, расход топлива снизился и вовсе до 20 л/100км. Пятого января, когда до Прогресса оставалось меньше 400 км, сделалась белая мгла, настолько основательная, что ехать стало невозможно. Наибольший героизм проявила, как это на Руси и водится, женщина, со словами: "приходилось ходить и по 80 км" она собралась спасать экспедицию, идя перед машинами, мужская часть коллектива с трудом удержала её от этого, само собой из соображений сохранения своей репутации. Мы, механики, этим ловко воспользовались для уменьшения дефицита сна, как известно, пока капитаны спорят, пароход стоит. Увы, мгла рассосалась часа через три и судьба вновь призвала нас за руль. А в 50 км от финиша исторического пробега "по бездорожью и …" рассыпался подшипник хвостовика главной передачи среднего моста в красной машине, кстати, это была первая настоящая поломка на две машины на пробеге больше 5500км в этом походе. Заглушили в красной оба задних моста, решили на месте не ремонтировать, идти на переднем приводе. Пока производили эти манипуляции, Пельш надел беседку, кошки, его привязали к верёвке, верёвку к машине и он, взяв в руки щуп, под стрёкот камер повёл наш караван по дороге, прощупывая её на предмет скрытых трещин. К счастью, демонстрация преодоления опасных участков продолжалась недолго и через минут 5-7 мы снова ехали к морю в прежнем темпе. Перед аэродромом Прогресса нас встретил на квадрике Андрей Миракин и мы за ним тронулись дальше, навстречу главному приключению дня. Вскоре миновали аэродром, потом и снега закончились, въехали в оазис. От станции Прогресс нас отделяли два невеликих перевальчика, но с крутыми подъёмами-спусками. Поднялись на первый перевал и нам открылась просто перехватившая мне дыхание панорама, море подо льдом и в нём сверкающие на солнце айсберги. После месяца созерцания бесконечного однообразия белого горизонта это было неожиданно красиво и от этого впечатляло ещё сильнее. Сделав несколько кадров, приступил к спуску. Круто, но спуск недлинный, метров сто. Забыв, что пару часов назад мы облегчили предельно караван красной машины из-за её движения только на переднем приводе, перегрузив по максимуму всё к нам, я на первой передаче начал спуск. Но масса прицепов оказалась чересчур велика, их начало складывать, в конце концов машину развернуло боком, но молодец, она чудом устояла, не опрокинулась, хоть я с грустью к этому и приготовился. Прицепы были сложены как гармонь при транспортировке, но сцепные устройства тоже не поломались. В общем, на этот раз обошлось. Следующие два спуска-подъёма нас подстраховывала Газушка, это ГТС или Газ-71, если кто не в курсе. Что это такое, желающие могут посмотреть в Сети. Сделано это было для скорости, нас встречали на станции, не хотелось заставлять людей ждать. Вот так, не без дурацких приключений в самом конце, мы закончили поход. Одометр GPS-приёмника показал 5570 км. Просто 34 ходовых дня и никакого героизма. Истинно говорят: «не бывает экстремальных ситуаций, бывают неподготовленные люди».

Такие дела. С приветом с берега Южного Океана, В. Елагин.


01 января 2019, станция Восток. Лафет с гробом Генсека Основатель станции Буровая Буровая

Утро. Все спят. Вот и Новый год пришёл. Теперь по порядку о событиях прошедшей недели. От американцев уехали 24.12.2018. Накануне они провели экскурсию по станции, всё у них, как и ожидалось, в порядке, условия для работы и жизни вполне ничего себе, летом на станции 140-150 человек, зимой - 40°С. С Мак-Мёрдо на полюс за сезон делаются около 75 рейсов самолёта С-130 Геркулес, приходят два санно-гусеничных поезда с топливом, так что всё бурлит. Встретили несколько жутко красивых Тойот от Аrctic Trucks с тайваньскими туристами и туристками. Приехали с Новолазаревской. Побывали в гостях у тракториста-американца, пришедшего с топливом, никакой романтики, в домике-балке на полозьях стиральная машина, кофейный автомат, в общем, ничего интересного. Зарплата - 1200 у.е. в неделю. Ранним утром покинули Южный полюс, курсом на Север. Смешно, но в какую сторону ни едешь, всё на север. Воздух такой, что у всех сушит горло, утром всё в носоглотке пересыхает, лечит всех Обиход путём ежевечерней раздачи гомеопатических горошинок. Доктор Кисиль снабдила его этими снадобьями на всех нас. Помогает. Снова бесконечная пилёжка по бескрайним просторам. Чередуются в основном два вида снежного рельефа: заструги, в основном поперёк борозды, или ровный снег, но неутоптанный и машинам тоже непросто, греются, периодически переходим на вторую передачу - дать двигателям отдохнуть. На каком-то безумном удалении от всех берегов Обиход вдруг увидел поморника. Сначала на его вопли "Птица!!!" мы решили, что пора вязать, что "первый пошёл", в смысле крыши, потом нет, правда птица. Всё-таки крышу сорвало не у Обихода, а у поморника. Опытные люди говорят, бывают и у них нарушения в голове, не только у нашего брата. Насыпали ему крошек от сухарей, Обиход даже сала от сердца оторвал. Птица посидела-посидела, рыбы от нас не дождалась, и с изжогой от сала улетела. Снова потянулись трудовые будни, 4 часа за рулём, заправка, поесть, в спальник на два часа, потом цикл повторяется. 29-го прибыли на Восток. Родину ни с чем не спутаешь, вечная надпись огромными буквами "Восток приветствует вас!", работники станции, лёгкий фуршет на улице при -30°С, и на станцию. Станция погребена под снегом, чтобы попасть в помещения, надо пройти метров 80 снежным туннелем. Борьба со снегом постоянна, впрочем, как и у остальных обитателей континента, природа пытается навести порядок в своих пределах. На территории стоят несколько знаменитых "Харьковчанок", в народе "Хохлушек", огромных гусеничных машин, весом по 30 тонн, они таскали грузы на Восток от Мирного. Сейчас их заменили немецкими ратраками, а заслуженные бабушки запаркованы здесь, скорее всего, навечно, парковка-то бесплатная. Народ радушный, посетители тут нечасты и это даёт нам тоже ощущение внутренней свободы, понимаешь, что нам действительно рады. Сводили на экскурсию на знаменитую буровую, показали керны льда возрастом до 1.3 млн. лет. Буровая в замечательном порядке, мужчины работают с интересом, впрочем, без интереса и за эти зарплаты сюда никого не загонишь. Дизелист Антон, уже два с половиной года не бывший дома работает за 80 т.р. (в месяц, не в неделю). Новогодний вечер прошёл как положено, душевно, а в середине ночи нас отвели на станцию Восток-1, погребённую под 5-7 метровой толщей снега. Экскурсия в климатизированное помещение с постоянным климатом в новогоднюю ночь. -60°С, из помещений, естественно, вынесено всё мало-мальски пригодное для оборудования "новой" станции, только гигантская коллекция ящиков с кинофильмами осталась там навечно. Народ живёт мечтами о строительстве новой станции, приезжали даже немцы-инженеры, осматривали местность. В общем, Восток, как и вся наша бескрайняя Родина, живёт надеждой, что наконец что-нибудь стронется с места и начнётся новая жизнь. Впечатления и ощущения от Востока самые замечательные, но удивительного в этом ничего не вижу, ведь люди эти отфильтрованы жизнью самым тщательным образм. Общение с ними можно считать подарком судьбы.

Такие дела. Ваш В. Елагин.

Бывает и так Вход на станцию Новый год

23 декабря 2018, Южный полюс. Южный полюс

Экспедиция добралась до Южного полюса.


19 декабря 2018, S 86°20', E 53°39'
Осталось ещё чуток
Осталось ещё чуток (4000 км.)
Ленин с нами
Ленин с нами
Мы с Лениным
Мы с Лениным

Одометр 2214 км. До Южного полюса 404 км., вернее до точки входа в т.н. "грязный" сектор, зону, через которую всякие туристы попадают к полюсу. До сегодняшнего дня погода была идеальная, -25...-30°С практически безветренная с ярким солнцем. Сегодня к вечеру натянуло облачность, как бы завтра не сделалась белая мгла, "white out" на их мове. Машины едут получше чем на верхней части купола, где высота была 3700 м. или даже чуть за. Сегодня сбросили высоту до 3200 м. Ход машин, конечно, определяется по большей части снежным рельефом, заструги сильно снижают ход, разломать подвеску ездой по лежачим полицейским, по 700-800 копов на километр пути, недолго. Сегодня поменяли у зелёной машины цепь привода заднего моста, от запредельных нагрузок первого этапа пути, выхода на купол, да ещё с полными караванами топлива, она пришла в совершенно жуткое состояние. При длине в метр растянулась на 20 мм. Даже немецкое происхождение не спасло её от русских умельцев. Ведь можем, если захотим. Поставили запасную американскую, попробуем и её на зуб. Местами снег очень сыпучий, машинам это не препятствие, но нагрузка на двигатели существенно возрастает, для их охлаждения включаем все печки и так и едем по Антарктиде в африканской жаре. Николаич даже помочи штанов с плеч сбрасывает, что вкупе с седой бородой делает его силуэт дикой смесью модного сноубордиста и ополоумевшего пенсионера, забравшегося неизвестно куда, неизвестно зачем. Дорога наша весьма однообразна, даже станции Плато и Полюс Недоступности ветра заровняли снегом так и на такой площади, что даже издали в ясную погоду не видно ни малейшего бугорка, а ведь это были здания высотой до пяти метров. Только Ленин торчит на своём ящике из-под снега. Ну и пусть торчит, самое ему место. Посетители не надоедают, за 60 лет его навестили всего около 70 человек или чуть того более. Начались первые потери, народ бочки открывает, берёт, что нужно и уходит. Через пару часов езды вспоминают или нет, а бочка полна снежной пыли, да и крышка тоже куда-то делась. Обычное дело. В Арктике мы возили с собой даже пару запасных крышек, в это раз забыли. Теперь о главном, сегодня день главного святого для таких как мы, Николая Мирликийского, покровителя моряков и путешественников. Так что за тех, кто в пути, сегодня вполне можно опрокинуть стаканчик.

Такие дела. Ваш В. Елагин.


17 декабря 2018, полюс недоступности. Полюс недоступности с дрона Полюс недоступности

Сегодня, примерно в 15 часов экспедиция достигла первой намеченной цели-полюса недоступности. История возникновения этого места в Антарктиде по материалам сайта Достопримечательности мира.

Обнаружить полюс недоступности на самом холодном и белом континенте планеты не составит труда. Посреди бесконечной ледяной антарктической пустыни вас встретит памятник Ленину. Памятник Ленину в Антарктиде конечно небольшой и сделан из пластмассы, но это все же самый южный памятник вождю на Земле. Его оставила здесь 3-я советская антарктическая экспедиция в 1958 году. На сегодняшний день памятник – это все, что осталось от научной станции времен СССР. Сама станция давно погребена под толстым снежным покровом, виден только памятник Ленину, когда-то установленный на её крыше. Советские исследователи прибыли в это удаленное место 14 декабря 1958 года. Достижение Южного полюса недоступности стало главной целью этой экспедиции. Примечательно, что добраться сюда гораздо сложнее, чем к географическому Южному полюсу.Команда из 18 человек санно-гусеничным способом прибыла на полюс недоступности и возвела небольшой дом площадью 24 м², способный разместить 4 человека. В ходе строительства станции, на самую верхнюю её точку установили бюст Ленина. Станция построена на высоте 3718 метров над уровнем океана. Лед в этом месте имеет толщину 2980 метров. Средняя температура в окрестностях станции держится на уровне в -57,2°С. Похороненная под снегом станция и бюст вождя с мемориальной доской, посвященной завоеванию полюса недоступности русскими полярниками, сейчас являются историческим памятником. Последний раз на полюсе недоступности люди побывали 27 декабря 2011 года.


15 декабря 2018, Антарктический купол S 80°15', E 44°16'. Владимир Обиход

Который день едем по самой высокой части антарктического купола, высоты вокруг 3500-3700 м., да ещё то снег тяжёлый (так называемые снежные болота), то заструги, не дающие разогнать машины до третьей передачи. Так и пилим на второй с утра до ночи, средний дневной пробег около 150 км. Выше 2500 оборотов двигатели не крутим, начинают греться, да и караваны раскачиваются, пока они ещё слишком тяжелы. С погодой пока везёт, солнце и безветренно, хоть и около -30°С постоянно, солнце очень сильное, на стоянках шины ощутимо нагреваются. Работы механикам хватает с лихвой, на каждой остановке надо сразу почистить ниши выхода приводных валов из корпусов машин, в противном случае снег смерзается и в конечном счёте рвётся пыльник, замена которого отнимает час, а то и полтора. Пару раз поменяли пыльники, после этого материал закрепился, и мы не забываем насладиться удовольствием поваляться на остановках под машиной 5-10 минут.

Такие дела. Всем привет. Ваш В. Елагин.


2 декабря 2018, Новолазаревская. Лафет с гробом Генсека Антены на крыше

Возились с прицепами, регулировали их подвеску, Кубасов борется с передачей данных на Родину, борьба с переменным успехом, Захаров Дмитрий, похоже прав, на крыше машины антеннам самое место. Народ опасался нехорошего излучения над головой, звонили в Москву, оказалось СВЧ не только вредно, но и полезно. Завтра поставим им всё это на крышу. За ужином сегодня постановили трогаться в путь послезавтра, 4 декабря. Надеюсь, успеем управиться со всякой мелочёвкой и уложить грузы в машине, таким образом, чтобы в этом ужасе из шматья, инструментов и электроники можно было бы выдержать два месяца и не тронуться. Кубасов Саша предложил закрепить все вещи в машинах получше, а то, мол будут летать по всему салону, успокоили, скорость у нас будет как у лафета с гробом Генерального секретаря.

Ваш В. Елагин.


1 декабря 2018, NOVO. Василий Елагин

Мы в Антарктиде! Вылетели вчера по плану, около 10 часов утра и через 6 часов прибыли на ледовый аэродром NOVO. Станция Новолазаревская расположена в оазисе Ширмахера в 8 километрах севернее. Места выходов скальных пород, за исключением горных вершин, можно называть оазисами, поскольку на этих выходах можно строить и жить без необходимости бороться с аккумуляцией снега и протаиванием и погружением сооружений в лёд. Новолазаревская находится на уровне моря, аэродром выше на уровне примерно 700 метров. На внутриконтинентальных перевозках работают самолёты Баслер и Твин-Оттер. Баслер - это DC-3 Дуглас или, что практически одно и то же, ЛИ-2. На хозяйственные капиталисты водрузили современные двигатели, и старички прекрасно себе летают. Про наш творческо-производственный коллектив, всё барахло выгружено, нам предоставили большую палатку-гараж для сборки вездеходов, на дворе хоть и солнце, и морозец совсем лёгкий, из-за ветра не слишком жарко, особенно, если надо работать голыми руками.

Вчера довелось мне слетать на Оттере к местным горам, красивой вершине Ульветанна. Много вертикальных стен по нескольку сотен метров высотой, пейзаж завораживающий. Сверху внимательно осматривал ледник на предмет трещин с самолёта их видно намного лучше. Есть, но относительно немного и не самой большой ширины. Расслабляться не собираемся, но и немного взбодрились.

Всем привет и наилучшие пожелания. Ваш В. Елагин.

Оттер на старте Вершина Ульветанна Емеля

30 ноября 2018, Кейптаун. Перед погрузкой Емеля в летадле

Ну вот, машины и весь наш груз в самолёте. Погрузку начали 10:30, в 13:30 закончили. Местные люди со складского комплекса очень доброжелательны, и профессиональны. С экипажем и вовсе всё было очень здорово, одним словом, транспортная авиация: хорошие и не очень посадочные полосы, самый разный груз и отсутствие зачастую запасных аэродромов, короче, это вам не Москва-Мюнхен.

Loadmaster (главный по загрузке) только спросил, приготовили ли мы себе в вездеходах спальные места или нет, всё лучше, чем сидеть на откидном стульчике вдоль борта. Приятно представить, лежишь себе в своём вездеходе, но лежишь со скоростью 700 км/час. Да, ещё подарочные банные веники велел поплотнее замотать в полиэтилен, чтоб не пересохли, мужчина с понятием.

А завтра с утра потянемся полусонные к стойке регистрации, получим посадочные и будем засовывать нашу ручную кладь в просвечивалку, упаси Господи у кого маникюрные ножницы обнаружат, и в аэроплан, в вездеход, а там железок самых что ни на есть запрещённых полная машина. В общем, везде одно и тоже. В пункте назначения -6-10°C, солнце, бодрящий ветерок до 20 узлов, так что в самолёте будем одеваться. На высоте около 1500 м. надо будет не забыть вытащить затычки из стеклопакетов в машинах, чтобы не лопнули, а при посадке снова заткнуть, чтобы не набрали влаги внутрь, смотреть через затуманенное лобовое стекло два месяца и врагу не пожелаешь.

На сборку прицепов и полное формирование караванов нам отведено 2 дня. 3 декабря должны поехать. Вечером выпью стаканчик вина за здоровье вездеходов, им предстоит тяжёлая работа. Ну хватит, теперь до связи с Новолазаревской.

Всем привет и наилучшие пожелания. Ваш В. Елагин.

Выгрузка в порту Кейптауна Аэропорт в Кейптауне Памятник Роберту Скотту

28 ноября 2018, Кейптаун. Бригада

Третий день в Кейптауне. На самом деле не в Кейптауне, а в складском комплексе местного аэропорта, возимся с машинами. Позавчера выгружали их из контейнеров, весь день на улице. Погода - солнце, ветерок, всё как надо, чтобы мне, рыжему, основательно сгореть, Рожа стала кирпичного цвета, всё болит, так мне и надо, на старости лет можно бы быть и поумнее.

Сегодня и вчера под крышей, без этого африканского светила. Машины обклеили рекламой, перебираем продукты, их почему-то вдвое больше необходимого, завтра будем урезать их количество, как минимум, на треть. Вылет 1 декабря, накануне загрузка аэроплана. Погода на Новолазаревской по прогнозу должна быть хорошей, -3-7°C, солнце. На станции Восток -38°C, по ощущениям, -54°C. Это теперь модно, стращать ощущениями, очень подрывает боевой дух.

Николаич хотел искупаться в океане, начальство не разрешило, из эгоистических опасений потерять механика, получив взамен пенсионера на больничном. Может, конечно, ночью рвануть к воде, он мужчина решительный, постараюсь крепко не спать, дабы остановить.

На повестке дня по-прежнему трещины, радары и пр. Мнения бывалыми обитателями высоких широт высказываются самые разные, слушаем их как заворожённые, и, чем больше слушаем, тем меньше понимаем, что же делать. Решать проблему, видимо, придётся комплексно, на машине на штанге радар, а перед радаром на верёвке Николаич с копьём. Так-то оно вернее будет. За завтраком увидели Кристиана Хааса из института Вегенера, встречались с ним в Резольюте в 2013 году после перехода из России в Канаду. Мир не только кругл, но и тесен. Появились и Люда Коробешко с мужем Александром Викторовичем Абрамовым, полетят одним с нами рейсом на Новолазаревскую, хотят что-то посмотреть. Завидую их энергии, на один день в Антарктиду из Москвы слетать, это вам не фунт сами знаете чего!

Такие дела. Привет всем. Ваш В. Елагин.


25 ноября 2018, 6.30 утра. Аэропорт Дубай.

Лёд тронулся, господа присяжные! После бессонной ночи в огромном 380-м пытаюсь оформить первые впечатления от пребывания на чужбине. Чем занята голова? Тем же чем и всегда в первый день любой экспедиции, лихорадочными соображениями, что забыл, ещё есть возможность позвонить в Москву и сообщить Макарову, что прихватить из забытого, слава Богу, уезжать в аэропорт он будет из нашей квартиры. Это очень мудро, кто-то из команды должен ехать слегка попозжее. А у нас - солнечное утро, за бортом +25, кофе по 500 руб., три с половиной часа ожидания и опять в летадло, до бандитского города Кейптауна. Николаич твёрдо заявил, что сразу отправляется на поиски таверны Кэт, ну а девушки, в смысле вездеходы, грузы и т.п., потом. Я считаю это правильным решением, в нашем возрасте откладывать на завтра такие вещи нельзя, может больше и не сложиться. Сказал, пойдёт без бронежилета, он всегда был фаталистом.

Машины уже в Кейптауне, так что сразу придётся приниматься за работу. Представители шиппинговой компании хотели без нас разгрузить контейнеры, спросили в замках ли ключи зажигания, мы ответили, что кабины заперты, ключи у нас. Порадовало, как о нас хорошо думают, о машинах тоже. Нормальным людям невдомёк, что кабины в принципе на ключ не запираются, замков зажигания нет, а есть кнопка с надписью СТАРТ, и всё. На этот раз пронесло.

В Москве радовался, что из Дубая буду лететь в Кейптаун, сидя у окна, сверху посмотрю на Африку, Замбези, и всё такое. С каждой написанной строкой этого сообщения понимаю, надежды нет, отключусь на первых пятнадцати минутах полёта, так что мало того, что без зимы оказываюсь в этом году, ещё и Замбези с Танганьикой не увижу. Вот так безрадостно начинается поход. Успокаивает только альпинистская примета: плохая погода на подходах к маршруту всегда оставляет надежду на хорошую на самом маршруте.

Такие дела. Привет всем. Ваш В. Елагин.


25 октября 2018, Москва.

Машины плывут на пароходе, неделю назад загрузили их в два 40-футовых контейнера вместе с прицепами и всем оборудованием. Контейнеры высокие, машины на фанерных колёсиках зашли с большим запасом по высоте. В стандартной высоты контейнер они тоже входят, но для прохождения дверного проёма надо в корму посадить трёх-четырёх джентльменов, желательно корпулентных, чтобы подвеска почувствовала твёрдую мужскую руку, не сказать хуже.

Водители грузовиков - герои, железные люди, с такой скоростью перемещаться по просторам нашей необъятной отчизны - не фунт изюму. Из Екатеринбурга до Питера за два дня и как огурцы, оба помогали нам загружать контейнеры. Большое вам обоим спасибо, Алексей и Леонид! Как уже писал, этап творчества остался очередной раз позади, впереди - не менее творческий, но теперь уже в смысле осторожности, не передавить ногой педаль газа, лишний раз заставить себя выйти из кибитки на освежающий ветерок, осмотреться и не торопиться.

Подходит время мучить вездеходы непомерными и нерасчётными нагрузками, надо суметь протиснуться между Сциллой и Харибдой, не поломав технику и всё-таки дойти без поддержки извне пусть шаркающей, но гордой походкой до цели, до которой всего-то ничего - 6000 км. В 2013 -м году мы одолели 4000 км от берегов Северной Земли до канадской деревни Резольют, в этот же раз - дистанция в полтора раза больше. Высота до 4000 м, и очень жёсткие заструги, вот основные препятствия для машин, а для нас - аккуратно найти проходы в зонах трещин.

Очень интересно, как поведут себя волокуши, на каждой из которых будут ехать по 900 л топлива в дополнение к нашим традиционным караванам.

По этому поводу пытался опрашивать ветеранов Антарктики, не помогло, мнения разделились. Одни говорят - колесо(прицеп) лучше, другие говорят лучше сани, а основная масса считает, что нам ничего не поможет, что это нам не Арктика с её тепличными условиями и рельефом, и всё развалится, что бы мы ни делали.

Ничего, такие прогнозы бодрят и не дают расслабиться. Впереди приключения и какой-то дурацкий год, без зимы. В Москве осень, а мы в самолёт и через 10-12 часов лёту выходим в весенний Кейптаун, дальше - больше, летим на юг и попадаем в начало лета, на обратном пути выгружаться в Москве будем незадолго до весны. Лишнее лето в жизни, это, наверное, неплохо, а как быть с утраченной зимой?

Ваш В. Елагин.


8 октября 2018, Екатеринбург.

Ночью прилетел в Ё-Бург, привёз вал из Дубны. Выручил, как всегда, вот уже почти 10 лет патронирующий наш проект Михаил Валентинович Иванков, строитель вездеходов, изобретатель и просто неравнодушный и интересный джентльмен. Нашлась у него в заначке производственная площадка, где Виктор, молодой человек, быстро сумел изготовить не совсем простую деталь с очень достойным качеством.

Спал не больше 3-4 часов, а весь день на ногах при машинах с Костей и Сашей, и бодр и не чувствую усталости, вот что значит делать то, что доставляет радость, тем более с хорошими людьми. Щемит душу знакомая по прежним временам грусть, подходит к концу ещё один интересный этап, технический, он же творческий, да ещё и с хорошими возможностями. Впереди Кейптаун, Антарктида, всё время перебираешь в уме возможные неприятности, ведь по известному закону жизни неприятность случится, даже если она совсем не могла случиться. Завтра грузим вездеходы в грузовики и в Петроград, на страшную акцизную и Балтийскую таможни. Но это в конце недели, ещё три дня суеты, а потом, наконец, можно будет расслабиться и заняться работой с картами, консультациями у специалистов, поисками каких-то ещё дополнительных сведений и т.п.

По экипировке известий никаких нет, нас не считают нужным ставить в известность о степени её готовности, ведь после пятницы уже контейнером груз не отправить, только в сумку и с ней в самолёт. Скорее бы уже всё это оказалось позади, Москва, таможни, эксперты-эрудиты со своими поучениями, что нам надевать, как носить и т.д.

Ваш В. Елагин.


27 сентября 2018, Екатеринбург. Бригадир Александр Алексеевич

Подходит к концу подготовка караванов к походу. Повесили гордые номера 77-го региона, собираем бесконечные мелочи. Вдруг, сегодня, о радость, из таможни указ - все товары (у нас оказывается товары!), сфотографировать, описать из каких материалов изготовлены, назначение, кратенько так, без фанатизма, на пару страничек по каждой позиции, больше не надо. Всё было уже упаковано, в пену и замотано скочем. Стиснуть зубы, нож в руки и вперёд - всё распаковать, сфотографировать, и снова упаковать. Если не упаковывать, огорчится таможенный офицер, это же приятно, заставить этих (в смысле нас) всё снова распаковать для тщательного осмотра и органо-лептического изучения. Поэтому - пакуем. В качестве успокоения брокер сказал, это ещё что, а вот несколько 40-футовиков и пару тысяч позиций описать, так что радуйтесь. Начал с кувалды, фото, подробное описание материала и способы применения. Поддерживает атмосфера солидарности коллектива. Фотографии мужчин размещаем на сайте с гораздо большим удовольствием, чем кувалды, хотя от неё толку могло бы быть тоже много, если бы не английская наша с Николаичем сдержанность.

Такие дела. Ваш В. Елагин.


25 сентября 2018, Москва, Екатеринбург.

Вчера из офиса Валдиса Пельша поступил запрос: "Василий Игоревич, нам нужны Ваши размеры (Обихода и Макарова) стоп в сантиметрах для покупки валенок." Переслал запрос в Екатеринбург. Ответ Макарова по поводу размеров ног техсостава не заставил себя долго ждать. Цитирую дословно с сохранением орфографии и пунктуации автора: "Валенки! Круто. Мне белые, если чо. Николаича еле поймал, он на Емеле у нас по кишлаку гоняет, всех курей распугал. У него размер левой ноги 25,2, правой 25,3. У меня левой 26,7, правой 26,5. Это в сантиметрах. Более точно измерить не удалось, нет нужных приборов. Телогрейка и ушанка у меня, если чо, есть. Ватные штаны остались от деда, но если будет такая возможность, лучше купить что нибудь поновее (шиковать дык шиковать), а то перед американцами как-то неудобно получится, у них-то наверняка новые.
Огромное спасибо от меня лично и от Николаича за заботу."

Так что народ подобрался с чувством юмора, что вселяет зыбкую надежду на удачный исход мероприятия. Ведь еще Хейердал на вопрос компетентных органов, какими качествами должен обладать советский участник его экспедиции (им стал Сенкевич), ответил: "Чувством юмора."

Ваш В. Елагин.


19 сентября 2018, Екатеринбург. Зачем Пингвину запчасть?

Вчера на пробном выезде свернули вал привода среднего моста. Причина - неаккуратная сборка. Траурный вечер прошёл в мучительных раздумьях, где можно изготовить (он оригинальный) вал, с гарантией высокого качества. Консилиум постановил - нигде, в такие сжатые (неделя-две) сроки, да ещё и чтоб хорошо сделали. Сегодня утром с трудом дождался 11-ти часов, звоню в Ульм, Гансу Раммензее, великому реставратору старинных авто и нашему хорошему другу. Человек серьёзный, берёт часовой тайм-аут на изучение вопроса.Фотография детали была переслана. Через час долгожданный звонок: "Старик, тут у меня за углом частная мастерская, маленькая, но оснащена хорошо, мужчина правильный, я его неплохо знаю, сделает. Термообработка? Само собой, мы же взрослые люди." Вот, так, баварская деревня готова помочь в святом деле празднования 200-летия открытия Антарктиды РУССКИМИ моряками под командованием Беллинсгаузена и Лазарева. Может и фамилия Фаддей Фаддеича (Фабиан Готтлиб Таддеусович фон Беллинсгаузен) помогла. Так что, надеюсь, всё хорошо, недочёты устранены, оргвыводы сделаны, машина будет лучше, чем была.

А тем временем на нашей стороне действительности: таможня строго предупредила, замененные части должны точно по листу временного вывоза быть возвращены на родину, как доказательство того, что мы с Николаичем не открыли розничную торговлю б/у частями легковых авто выпуска середины 90-х на берегах Антарктического континента, тем самым ввергнув пингвинов в состояние полнейшего изумления. Скорее всего, сделано это из любви к животному миру Южного континента. Ведь массовую от хохота гибель пингвинов допустить никак невозможно. Так что везде у нас люди добрые, берегут природу, а не только выявляют контрабанду и пресекают её безжалостно. Так что, всё под контролем, и люди, и даже пингвины.

Ваш В. Елагин.


17 сентября 2018, Екатеринбург.

В пятницу улетать с Николаичем в Москву, там куча дел, докупить разную техническую мелочёвку, собрать личное шматьё, что валяется по домам, дачам и деревням, которое можно отправить морем, а не таскаться с ним по аэропортам. Грузовик добыть из Екатеринбурга в колыбель революции (переворота 17-го года), в порт не так просто, все хотят ехать только в Москву. Брокер жаждет увидеть документы на вездеходы, а у меня их нет, и взять неоткуда. Самострой, слава Богу, что не запрещённый. Вспоминаю, как перебравшись через Берингов пролив с Аляски на Родину, в посёлке имени Шмидта (джентльмен, который ухитрился утопить ледокол, за что и стал национальным героем) к нам подошли два до полнейшего неприличия упитанных полицейских капитана и попросили: "А документики на машинки можно?", на что я им доверительно сообщил, что машины угнаны на Аляске и теперь своим ходом перегоняются к месту продажи. Так и на таможне придётся объяснять офицерам, что в жизни пока ещё встречаются вещи без документов, хоть это и очень нехорошо и бороться с этим порочным явлением надо до полного его искоренения. В общем, процесс на таможне предстоит творческий, я бы сказал, захватывающий.
А пока устанавливаем на прицепах мачты для передающих терминалов, по вечерам идёт покраска прицепов, краска настолько ядовитая и вонючая, что вытяжка в помещении не справляется и, кроме маляра, находиться там никому больше невозможно. Вес караванов растёт каждый день, хоть плачь. Ежеминутно вспоминаем, а вот это забыли, да и вот то необходимо взять... Вечерами (после 23-х) на ютубе смотрю разные ролики, как тойоты лихо бороздят просторы Южного континента, рассказывая при этом о страшных застругах и сыпучем снеге. Ездят они все почему-то на авиационном керосине в смеси с моторным маслом, чем это лучше хорошей солярки понять я пока не в состоянии. Пожуём - увидим.
Дамы, которые по ночам охраняют наш с Николаичем покой, сушат сухари и таскают Николаичу зелень с огорода, в рамках профилактики неизбежного авитаминоза. Обиход покорно поглощает полезную клетчатку, говорит, помогает. Я, как человек деликатный, спросить не отваживаюсь, от чего? Так и живём. До отъезда в Москву - три дня, работы на восемь лет...

Ваш В. Елагин.


15 сентября 2018, Екатеринбург.

Муви-люди (так мы называли операторов в Гималайской экспедиции на Канченджангу) запустили сегодня в работу свои тазы, спутниковые терминалы Open Port, что-то куда-то передали и, удовлетворённые, отбыли восвояси. Мы же продолжаем с маниакальным рвением искать недостатки в машинах, устраняем их, снимая тем самым острую фазу приступа, но период этот недолог, вновь находится какой-то недостаток и всё повторяется. Дни летят, развязка близится, таможня требует подробные списки содержимого наших ящиков и бочек, причём детальные, словосочетания типа "набор ручного инструмента" категорически не приветствуется, то есть могут "не дать добро", поэтому пишем, пишем. Желательно, чтобы всё было б/у, когда же я в разговоре с брокером заикнулся о запчастях, которые не хотелось бы брать б/у, он очень загрустил и поведал, что запчасти - это вообще отдельное оформление и не совсем простое. Короче, опять сага о Таможне. Выехать труднее, чем доехать. Чтобы засыпалось и спалось лучше перешли с Николаичем на Иван-чай, но всё равно сон нервный. Хочется верить, Белое Безмолвие подлечит нервишки, особенно если рядом храпеть не будут. Но это я уж слишком размечтался. Местные мужчины, колдующие над нашими вездеходами - просто спасители, без них нам подготовку караванов было бы не одолеть. Некоторые прониклись задачей настолько, что тоже ночами мучаются. Работают часто семь дней в неделю с 8-ми до 8-ми, а то и до полуночи. Люди в теме, ведь это коллектив компании "Вездеходы Макарова", объяснять ничего не надо, после краткого обсуждения как делать, начинают молча работать. Работают с огоньком, под громкую эстраду, тем самым приучая нас с Николаичем стойко переносить тяготы и лишения. Надо доложить, что ежедневно повторяющийся репертуар, в сочетании с со стуком молотков, шумом болгарок, треском электросварки возможно, воспитает у нас стойкость, если дотянем живыми до завершения работ. Я глуховат, и это спасает.

Такие дела. Ваш В. Елагин.


13 сентября 2018, Екатеринбург, ветра и дрейфа нет. Обновлённый Емеля Обновлённый Емеля

Cегодня к нам приехали трое участников экспедиции, режиссёр Кристина Оганесовна Козлова и операторы Денис и Александр. На день раньше прибыл Евгений, мастер по наладке и установке передающего ТВ-комплекса, с помощью которого ведущий будет будет рассказывать трудящимся в зимней России как проистекает жизнь летом в антарктике. Последние деньки перед отправкой машин в Петербург - всё напрягается, всплывают всякие мелочи и этой гадостью голова забита постоянно, невозможно сосредоточиться на серьёзных проблемах, подумать о том какой красавицей, по слухам, стала Москва, такая далёкая, почти что призрачная отсюда, с далёкого Уралмаша. Бесконечные списки запчастей, инструментов, одна только туалетная проблема мозг вынесла, ведь всё, абсолютно всё, съеденное нами за два месяца, мы должны будем вывезти за пределы Южного континента. Надеюсь, хоть на Родину не заставят всё это тащить, там и так этого добра завались, было бы с кем бы поделиться нашими традиционными технологиями. А если серьёзно и по существу, затевается автономный пробег протяжённостью больше 6000 км и опытные люди опять крутят пальцем у виска, отчего только распаляя в нас инженерный азарт подготовить технику так, чтобы успешно одолеть эту дистанцию не провалившись к тому же в трещину и не переругавшись. Собираюсь опять вести дневник, выкладывать его на нашем сайте. Одна из основных забот на сегодня - проблема трещин, их не так много, но они есть и даже одной, гостеприимной, может оказаться вполне достаточно, чтобы серия репортажей внезапно оборвалась. Спутниковых снимков нет, георадар - сонар требует мало того, что квалифицированного оператора, ещё и очень замедляет темп движения. Те, кто ездят к Южному полюсу от Новолазаревской, пользуются известным путём, накатанным неоднократно. Наша же дорога от Ново (посадочная полоса неподалёку от Новолазаревской) к Полюсу относительной недоступности лежит в стороне от хоженых путей, по ней проехали один раз, лет этак 60 назад и в ту безGPS-ную пору точно положить на карту пройденный путь не представлялось возможным.

Такие дела. Ваш В. Елагин.